История ROLLINGSEA

Jean Gould

Еще задолго до того, как мне пришла в голову мысль о выставках собак, всем, кто меня знал, было известно, что я большая любительница животных, моей заветной мечтой была моя собственная собака. Об этом мои родители и слышать не хотели. Когда мне было 7 лет, я проводила много времени (после школы и во время каникул) с друзьями, в семье которых держали охотничьих собак. У них был сеттер, а также сука пойнтера с 6 щенками, которые мне доставляли особенно много радости. Это были не домашние любимцы, а хорошие натасканные охотничьи собаки, которые жили в чистых клетках с приподнятым лежаком и всегда со свежей водой. У них был собственный вольер, а дальняя часть сада была отведена им для выгула, в дом им разрешалось проходить не дальше кухни. В то время мое пристрастие к собакам еще больше увеличилось. Я знала, чем их кормить и как гнать глистов - тогда, по старому методу, нужно было 24 часа не кормить собаку перед тем, как давать средство от гельминтов. Про обучение и тренировку я знала много и наслаждалась при этом каждой минутой общения с собаками. Позже у меня была даже возможность гулять с двумя достойными любви дворняжками. Однако, иметь собственную собаку перспективы не было.

Мне дарили кроликов, я также поймала и приручила маленького одичавшего котенка, но мне хотелось собаку. Мне было около 12 лет, когда я, по дороге за очередной порцией сена для зайцев, увидела молодую пастушью собаку. Она была привязана во дворе фермы - ее должны были пристрелить, так как считали непригодной для пастушьей работы. Хотя она и бегала вокруг овечьего стада, она не лаяла и не могла сгуртовать его. На ферме не было места для бесполезных едоков. Короче, я взяла ее домой, полностью осознавая, что этим я напрямую вызову неприятности со стороны моей матери. К этому времени прошло уже два года, как - умер мой отец, в связи с чем принятие решений зависело только от матери. Я объяснила, что ищу для этого косматого, взъерошенного комка хорошее пристанище. Не стоит доказывать, что Лесси "победила" всего за несколько дней и родной дом она нашла у нас. Она никогда не нуждалась в ветеринаре и, насколько я могу вспомнитъ, ее никогда не прививали. Как я узнала, она принадлежала заводчику из Хайле в Корнволлс. Он выставлял своих собак и на "Крафтс", и на других важных выставках в то время выставки устраивались в Лондонском "Кристалл-Паласе". Лесси умерла в 1943 году, когда ей было около 16,5 лет.

Большая война - сложное время чтобы прокормить подрастающую собаку. В связи с этим мы решили переждать. Позже, когда мы были готовы держать собаку, было совсем не просто получить щенка. Многие заводчики окончательно разорились, другие во время войны не разводили собак. Бобтейлы не были исключением. Спустя некоторое время нам повезло - в декабре 1951 года мы получили Linnifold Mischief, она принадлежала миссис Мэйсон, которая жила недалеко от Тонтэн, и теперь она должна была стать нашей семейной собакой. Одна наша знакомая - секретарь собачьего клуба в Нью-Ки, убедила меня выставлять Mischief еще в классе щенков. Мое обучение (до этого я никогда не была на выставках собак) было короткое и проходило на неиспользуемой части площадки для игры в гольф. Секретарь выступала в роли судьи, ее дочь и подруга дочери (всем около 7 лет) с одним спаниелем, и я с Mischief - были участниками выставки. Сначала мы ходили по кругу, потом мы правильно ставили наших собак - ноги параллельно рядом и головы вверх. "Судья" тщательно осмотрела мою собаку, а я должна была сказать, сколько ей лет. С комментарием "хватит, больше не надо..." мое обучение закончилось. Соответственно прошла и наша первая местная выставка. Mischief постоянно отказывалась стоять, когда судья хотел ее осмотреть и делал все возможное, чтобы она стояла - она сидела. Она не привыкла к мужчинам. Через месяц последовала следующая попытка. Судила Лилли Тернер. Mischief вела себя хорошо, заняла в 15 месяцев - 1 место. Да, пожалуй, если это так легко, то мы будем выставлять ее чаще. Мы поехали в отпуск и Mischief должна была эти 3 недели побыть у заводчицы. Сначала заводчица нам ничего не говорила, потом сообщила, что собака отказывается от еды. Мы примчались обратно и забрали ее. Хотя мы ей предлагали всевозможные лакомства, прошло 6 дней, прежде чем она, наконец, съела столовую ложку рыбы. Это был прорыв, но нужно было много времени и терпения, пока она не понравилась. Теперь она опять хорошо выглядела, и я записала ее на "Крафтс". Но свои деньги за заявку я вскоре получиа обратно, поскольку "Крафтс" стала жертвой забастовки энергетиков в 1954 году. Соревнования чемпионов были перенесены в Южный Уэльс в Кардифф. Сначала в плане стояла W.E.L.K.S. Постоянное первое место - в отборочном, открытом и ограниченном классах было неплохое начало. Потом последовал Кардифф - наша вторая чемпионская выставка. Опять мы выиграли все три класса и к тому же еще получили титул "Лучшей суки". Оглядываясь назад, я бы сказала, что это было вроде рекорда. Те участники выставки, которые надеялись на победу, явно выражали мне свое неодобрение. Без сомнения, как для них, так и для меня, наш успех был неожиданностью. Они меня не знали, и я из них никого не знала.

Когда Linnifold Mischief стала чемпионкой, мы решили получить от нее щенков, но все попытки оказались безуспешны. Мы решили держать ее просто как домашнюю собаку, а себе взять у Флоренс Тиллей ("Шептон") хорошую выставочную суку. Как многие новички, мы обязательно хотели белоголовую суку с полностью белым передом. Однако, наше внимание привлек кобель с большими темными отметинами очень темными глазами, которые казались почти черными. В тот момент, мы его выбирали, он казался нам самым лучшим! Следующей ночью, около трех часов, я проснулась в панике и спросила себя, не сошли ли мы с ума. Чтобы это проверить, я спустилась вниз. Ах, нет! Он был прекрасен и в полном порядке. Великолепный во всех отношениях, он ненавидел выставки. Не то, чтобы он был боязлив или робок, просто ему было скучно, он зевал и ничего не делал для того, чтобы хоть немного себя показать. Тем не менее он выиграл "Крафтс" в классе щенков и в предварительном классе, когда ему было 9 месяцев. Судьей была Мэри Шеффилд, которая для своих юных лет была прекрасным экспертом.

Через несколько недель, после того, как мы взяли Surfrider - так назвали нашего кобеля - мы купили белоголовую суку с абсолютно белым передом, как и хотели. Для ее 8 недель, она была не очень большой, но с хорошими пропорциями, с красивой длинной шеей и хорошими плечами. Позже она доросла до средних размеров, сохранив прекрасные пропорции. На выставках ее узнали под именем Starlight. Она любила выставки, и ее показы были весьма успешны. Но после печального опыта с Mischief - сначала мы пытались выставлять, чтобы получить титул, a потом безуспешно пытаться разводить ее мы решили в этот раз сначала получить от нее щенков, а позже попробовать получить, титул.

И вот, 9 февраля 1960 года появился на свет первый помет "Rollingsea" - от Surfrider и Starlight Кобель из этого помета - Rollingsea Ringleader попал к мистеру Стэну Фишеру ("Ратвей") н позже стал Чемпионом.

После 8 недель после рождения нашего первого помета, мы выставили обоих родителей на одной их чемпионских выставок. И Surfrider и Starlight - каждый получили Res.CAC. Они прекрасно смотрелись и полностью дополняли друг друга, но все же Starlight умела так хорошо себя показать, что все симпатии принадлежали ей.

Итак, Starlight стада Чемпионкой. В 1965 году мы получили второй помет, из которого оставили себе кобеля Rollingsea Snow Boots. Найти в нем недостатки было трудно, и он был рожден, чтобы стать Чемпионом. Своп первый СС он выиграл еще перед тем, как ему исполнилось 2 года и титул Чемпиона он достиг быстро. На ринге он был великолепен н нам нравилось его выставлять - он отлично показывался и был по натуре настоящим джентльменом. Snow Boots был на "Крафтс", выиграл резервный титул всех порол на чемпионской выставке в Ричмонде и был третьим среди всех пород на чемпионской выставке L.К.А. В целом он выиграл 18хСС (12 из них с BOB) 18хRes.CC, дважды был "Best in Show" на OES-Club-Show и один раз на OES-Show.

Он оказался одной из первых собак, которых обследовали на НD (дисплаэпя). Результаты оказались очень хорошими.

Snow Boots стал хорошим производителем. Он - отец многих Чемпионов как в Англии, так и в других странах.

С Surfrider и Starlight я развела достаточно большое поголовье, чтобы понять что они постоянно давали хорошее потомство. В частности, был уже упомянутый Ch.Rollingsea Snow Boots, на основе которого я хотела вести племенную линию. Он повязал Prospectblue Louise, которая принадлежала миссис Грейс Литгл ("Тутрис"). Из этого помета я купила суку Twolrees Aurora и добавила к ее имени "Rollingsea". Она завоевала титул Чемпиона, а после я получила от нее помет, повязав с Rollingsea Hawthorn Pride - кобелем, за которым я наблюдала некоторое время, так как он был сыном Ch.Rollingsca Snow Boots и Baucott Blues Good Fortune, которую я купила щенком у миссис Вудфорд из "Вейлз". Помет от Rollingsea Twotrees Aurora (4 суки и 4 кобеля) я весь оставила себе, пока им не исполнилось 6 месяцев, чтобы можно было проследить результат вязки. В 6 месяцев я всем щенкам сделала рентген, чтобы получить общее представление о строении их бедер. Только после этого я стала продавать щенков, некоторые владельцы заказали их себе еще до того, как помет вообще родился.

Все щенки были квадратными: 2 кобеля и 2 суки имели каждый 56 см. в холке и в длину, другие 2 кобеля и 2 суки - 58 см. Это интересно и в связи с тем, что позже все щенки достигли средних размеров.

Из этого помета я оставила себе Viceroy и Venus. Оба стали Чемпионами. По оценочной норме на дисплазию у Viceroy были нормальные бедра, Venus же не получила сертификата. Когда Ян Морисои и я ввели обязательную проверку на дисплазию с тем, чтобы стимулировать заводчиков на рентгеновское обследование собак, бедра Venus были оценены в 2 балла.

Я сделала близкородственную вязку Viceroy с Venus, родилось 8 щенков, мы их называли медвежатами. Это были самые лучшие щенки, каких можно было пожелать. Rollingsea Honey Bear попал к Даяне Эндерсон, которая тогда жила в Норвегии. Он стал Чемпионом Скандинавии. Rollingsea Suzi уехала к Джоан Севел в Австралию. Она завоевала титул Чемпиона, имела нормальный уровень дисплаpии, и стала матерью многих пометов. Rollingsea Yogi Bear остался в Англии у Маргарет Левис. Его бедра были нормальными по дисплазии. Всем троим исполнилось по 13 дет. Во время нашей работы в Президиуме Клуба, я и Ян Морисои около 3 лет исследовали критерии оценки бедер, что очень помогло в дальнейшем. Смысл заключался не в том, чтобы оценка бедер была просто хорошая или плохая, а в том, чтобы ввести обязательный рентген на соответствие существующим стандартам. Хотя наши старания не всеми были приняты с одобрением, тем не менее некоторые заводчики воспользовались возможностью оценки дисплазии по шкале баллов, по достоинству оценив нововведение, особенно принимая во внимание важность этой проблемы для племенной суки.

В одно время у меня было сразу 3 кобеля с хорошими бедрами по официальной оценке. Это были Viceroy, Sirius и один сын Snow Boots, которого мы звали Willie. Джил Харвуд, миссис Кауторне Смит и Клонд Эверетт заказали совместно самолет в Нью-Ки, привезя с собой пустующих сук. По очереди они выбирали для каждой из сук кобеля все три вязки удались. Из последнего помета Viceroy + Venus происходит и моя последняя чемпионка Rollingsea Christobelle.

Меня часто приглашают судить породу во многие страны, например, в Норвегию, Швецию, Данию, Голландию, Австрию, и Италию. Из дальних поездок - Америка (Калифорния и Нью-Йорк) и Австралия, где сначала я судила в Мельбурне, а потом пересекла всю страну на следующую выставку в Перт. Я радовалась всем приглашениям, особенно зарубежным, где на выставках я не знала ни собак, ни их хозяев. В самой Англии я судила на многих известных выставках, в том числе и на "Крафтс" в 1982 году, что было для меня большой честью.

Сегодня со мной как спутники живут еще Tuckles Tinkcrbelle at Rollingsea (она дочь Чемпиона Европы Rollingsea Katie Bay al Tuckles) и дочь Tinkerbelle - Rollingsea Likable Miss.

"News Bobtail-Magazin" - журнал DOES-Club

© Перевод Н. Щербакова

::  в начало страницы ::